Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Содержание

Когда мы готовили на ADNE.iNFO материалы по 90м годам в России и Украине скопилось много историй наших авторов, читателей. Впрочем, большинство нашей редакции сами из 90-х. Лихих, страшных, но по своему прекрасных.

Мы из тех времён — из тетрисов, денди, из утиных историй, из юпи и бумера. Не пропадать хорошему материалу, мы решили публиковать эти истории.

У нас вышел триптих статей про популярную музыку 90х, рок и рэп, почитайте,а, главное, послушайте, там много интересного.

В стране шли реформы, а мы смотрели телек. Из шоу тех времён все смотрели Поле Чудес, КВН (тогда он был смешной), Любовь с первого взгляда.

Вот история нашего читателя, типичное детство в 90е.

Как мы жили в 90е: трудные, святые, наши

Мне было 10 лет в 90 году. Пишу эту историю и чувствую прилив ностальгии по собственному детству. Я коллекционировал вкладыши, наклейки, находящиеся в жвачках. Я просто обожал играть в тамагочи. Это электронный домашний питомец. Этот зверек был почти у каждого ребёнка. Питомца нужно кормить, выгуливать, в общем, ухаживать.

У моей сестры была кукла Барби, считавшаяся идеалом женской красоты. Отдельным развлечением было шить для Барби одежду. Помню, как моя мама учила её этому, порой отдавая простыни, наволочки или даже свою самую любимую вещь, чтобы сшить из неё платье для куклы.

Была у меня многоцветная ручка. Это был безусловный тренд среди школьников девяностых годов. Желтый, красный, розовый, светло-зелёный, тёмно-зелёный, голубой, синий – писать всеми цветами радуги, хорошо влияет на память, и карандаши не нужны. Правда размер, как правило, бы немаленький, держать не удобно.

Помню, нашёл у сестры рукописную анкету.  Она заменяла детям социальные сети. Их вели в основном девчонки, но заполнить давали и мальчишкам. Особой популярностью пользовались вопросы «Кто тебе нравится?», «Целовался ли ты?», «Твоя заветная мечта».

Подолгу заигрывался в «Марио», «Чипа и Дейла» или «Танки» на приставке Dendy. К ней прилагались два джойстика, отличавшиеся друг от друга двумя кнопками. На игру эти кнопки почти не влияли, нужны были для настроек и прочего. Но всё равно споры о том, кто будет играть «главным» джойстиком, переходили в споры.

Мне очень нравилось смотреть телеигру «Любовь с первого взгляда», мечтал побывать в этом шоу, когда вырасту. С увлечением смотрел за парнями и девушками, выбирающими себе нового знакомого. Сложившаяся пара могла выиграть путешествие в теплую страну.

Чтобы заработать немного денег, я собирал бутылки и сдавал их, торговал семечками и подрабатывал дворником.

Нельзя упустить рассказать о моде. Практически все носили спортивные костюмы. Без свитера с орнаментом я не обошёлся. У романтиков с дороги в почёте были кожанки. Девчонки одевались в прозрачные колготки или лосины, яркие футболки, делали высокие хвосты и заплетали косички.

К 95 году начали вливаться в моду малиновые пиджаки, остроносые ботинки, и конечно, золотая цепь.

А как я фанател от Сектора газа и Цоя. Девчонки сходили с ума по Ласковому маю, Тату, Мираж.

Были и фанаты исполнителей рок-групп, называемые рок-фанатами, они зачёсывали чёлки и рисовали чёрные круги вокруг глаз.

Хорошо это время иллюстрируют фильмы Брат и Брат 2. Багров — настоящий герой того времени.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Это время оставило множество историй. А вот ещё несколько…

Как медсестра спасла свою коллегу во время перестрелки братков в 90е

Случилось это в 90-е. В нашем отделении работала медсестра. Около 30 лет, стройная, черноволосая, с отличной фигурой. Она сразу стала любимицей мужского коллектива. А женщины её ненавидели.

Когда у Марины (так её звали) завязались отношения с хирургом, ненавидеть её стали ещё больше. Михаил Валерьевич работал у нас и в частной клинике, водил дорогую машину, одевался дорого, делал подарки. Спортивный холостяк с избытком денег. Даже замужние дамы смотрели на него с вожделением.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

С Мариной они были красивой парой, но вот только его все любили, а её — ненавидели. В один день всё изменилось.

Привезли к нам с пулевым ранением какого-то криминального авторитета. Через несколько дней за ним приехали его «конкуренты». Случилась перестрелка. Ранили одну из медсестёр. Она лежит в коридоре зовёт на помощь. Врачи и медсёстры попрятались. Наш авторитет и его телохранитель в палате. В примыкающем коридоре — конкуренты. Обе стороны ждут, что кто-то снова пойдёт в атаку. А сестра теряет кровь.

Марина и Михаил вместе палате в конце коридора. Все боятся прийти на помощь раненой — легко можно получить пулю. Михаил мог бы попытаться, все от него ждут смелого поступка, но он прячется за кроватью.

И вот неожиданно Марина ползком через весь коридор устремляется к раненной коллеге и тащит её по полу в палату, где другие сёстры тут же принимаются перевязывать рану. К приезду милиции посетители авторитета уже ушли.

Марина стала всеобщей любимицей. Её даже наградили за смелый поступок. А наш больной при выписке приподнёс ей огромный букет и конверт.

Для меня 90е — время опасное, я видела много людей, пострадавших в «разборках», в отличие от большинства обывателей — прекрасно понимала, как опасно на улицах.

Но всё же это было время ожидания перемен, ожидания чего-то хорошего впереди. Вот пройдёт этот передел, это безумие и начнётся новая жизнь, как во всех развитых странах, чистая, обеспеченная, как в сериалах.

Из официантки во Владелицы салона красоты — история провинциалки из Одессы

Здравствуйте, расскажу вам историю из 90-х (прим. редактора — продолжаем цикл лихих 90х).

Меня зовут Анна.

В 19 лет я приехала в Москву из маленького городка под Одессой (Украина). Это был конец 90-х.

Поступать я никуда не собиралась, денег не было. Приехала работать.

Подруга позвала, она ещё раньше начала ездить на заработки. Но оказалось, что она работает совсем не официанткой, как говорила. Мне её вариант не подходил.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Я пошла по кафе и в одном из них устроилась как раз-таки официанткой. Зарплаты хватало чтобы снимать комнату, еда — на работе, кое-что могла отправить домой, да и себе оставалось.

Сложились хорошие отношения с хозяйкой. Она сама работала управляющей. Поскольку у меня личной жизни никакой не было, я часто оставалась в кафе после своей смены, иногда подменяла хозяйку, решала кадровые проблемы, один раз даже был что называется «наезд».

Пришли несколько худощавых супчиков, стали орать, бить столы, потом один подошёл стал говорить про деньги.

Я сказала, что милицию уже вызвали, но ещё раньше сюда придёт муж хозяйки, и лучше им идти пока целы. Сама не боялась — они совсем подростки, худенькие, в футболочках, совсем не быки из фильмов про те времена. Они постояли немного и ушли. Может это у них первый раз был, напора не хватило.

После этого случая я стала уж совсем доверенным лицом. Несколько раз Ольга Александровна (хозяйка заведения) просила меня сделать ей маникюр и макияж для разных поводов. Ей нравилось как я одеваюсь, крашусь (очень мало, мне повезло с лицом), нравились мои рисунки на ногтях (сама делала, это хобби).

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Потом было время когда народу стало ходить меньше, мы думали, что делать. И возникла идея открыть ещё один бизнес — салон красоты.

У нас было два входа оба с лицевой стороны, один для посетителей и скромная дверь для персонала, там коридор, раздевалка, туалет, душевая и т.д.. Мы решили что персонал может заходить с общей двери а коридор, раздевалку и часть кухни — отделить под салон. Есть вход, есть место — почему бы не попробовать.

Решили что организацией (персонал, оборудование) и ведением дел — занимаюсь я. Ольга разрабатывает дизайн (она по образованию художник) и финансирует это дело. Новая фирма на двоих: у меня 40%, у неё 60.

Ошибок с моей стороны было много. Я не знала ничего о позиционировании, о целевой аудитории. Работала на всех: и то, что сейчас идёт как бюджетный сегмент и премиум (Ольгины подруги зачастили — удобно и кафе и маникюр). И не смотря на ошибки, дело пошло очень хорошо.

В самом начале у меня была парикмахерша и маникюрша. Потом мы оттяпали немного места у зала кафе и я взяла ещё одну маникюршу и парикмахера, который работал только по вечерам.

Одно время удалось снять помещение через дорогу, мы там хотели сделать массажный салон. Как раз пошёл спрос на остеопатов, лечебный массаж и т.д. Начали с простого массажа, документы и положенные разрешения добывал Ольгин муж, клиенток мы приглашали из салона. Проработали некоторое время и закрылись, из-за арендодателя, который решил взвинтить стоимость аренды.

Мелкому бизнесу в сфере услуг надо постоянно меняться чтобы выжить, постоянно следить за тем, что популярно, постоянно адаптироваться. Мы успешно это делали.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Я прошла курсы по маркетингу, несколько раз в год посещала лекции разных гуру что приезжали в Москву. Работала и занималась самообразованием. Успела немного посмотреть Европу (Чехия, Германия, Франция, Швеция). Сделала несколько удачных вложений в недвижимость. Несколько неудачных вложений в акции.

Нас подвёл банк. Отзыв лицензии. Мы поработали, используя сбережения. Но какая-то волна безнадёги накатила, мы поговорили и решили на время всё прикрыть, чтобы не уйти в минус. Салон закрыли, кафе сдали в аренду. И уехали с Ольгой путешествовать по Азии.

Свой бизнес это интересно, увлекательно. Но это отнимает много энергии и сил. Этим живёшь, и когда наступают трудности, пусть и не по твоей вине, не всегда есть силы подняться и идти дальше.

Мой совет начинающим бизнесменам — обеспечивайте себе тыл, вкладывайте в то, что будет приносить доход помимо вашего основного дела. И осознавайте то, что когда-то может случиться так, что вам придётся закрыть дело.

Как я покупал машину бензина за треть стоимости

Давно это было, в середине девяностых. Тащили и продавали все — кто мог и всё — что можно, даже чего нельзя. Выделившись из совхоза, с наделом земли, в фермеры, я приобрел статус латифундиста.

Но статус статусом, а землю обрабатывать нужно, чтобы надел приносил доход. Топливо, к тому времени, в цене расти стало с завидной регулярностью. Единственное утешало, это — на заправке оно было всегда, до того, бывало, бригады трактористов неделями резались в карты из-за отсутствия солярки.

На заправке дизельное топливо было, но на его приобретение нужны были деньги, которых всегда не хватало, поэтому фермеры не брезговали ворованным топливом, которое доставляли жаждущие опохмелиться трактористы совхоза.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

На эти цели у каждого из единоличников стояло по нескольку фляг браги для перегонки на самогон. Запасы топлива пополнялись регулярно, но не в тех объемах, какие нужно было запасти для весенне-полевых работ.

Однажды, ко мне обратился заправщик с совхозной заправки с деловым предложением — купить у него топливо, в объеме доверху залитого бензовоза на базе ГАЗ 52, по цене 1/3 от рыночной стоимости. Предложение было очень заманчивым, но продавец требовал деньги, а не самогон.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Я попросил несколько дней отсрочки и пустился на поиски необходимой суммы. По-ту пору, неплохой доход приносила сдача в аренду вспаханной земли под картошку предприятиям небольшого городка, расположенного неподалеку. Обратившись к постоянным клиентам, с которыми сотрудничал не один год, я имел успех.

Но каково было удивление руководителя, когда в феврале, ему было предложено определиться по земле под посадку картофеля! Чтобы убедить его, что уже пора, мне пришлось уменьшить стоимость сдаваемой сотки в два раза.

У вас есть истории и воспоминания о 90-х? Присылайте их нам для публикации.

Дело было в конце 90-х в Хабаровске. Как обманывали при обмене валюты

Оказавшись без работы, а соответственно и без денег, я достал «неприкосновенную» заначку в 200 долларов и пошёл менять её на рубли в обменный пункт. В те годы, если кто помнит, операция обмена валюты была одной из самых распространённых транзакций.

В центре города, по улице Карла Маркса, я зашёл в один обменник, но увидев там очередь, пошёл искать другое место. В следующем обменном пункте, очередь была приемлемой и я к ней пристроился.

Не прошло и 15-и секунд, как ко мне подошёл неприметный парнишка и предложил поменять мои баксы быстро и по более выгодному курсу. Я, будучи человеком самоуверенным и не раз менявшим валюту на улице, согласился и мы вышли на улицу, так как в помещении обменного пункта подобные вещи пресекались охраной.

Решили сделать обмен в ближайшем магазине. Зашли. Покупателей практически не было. Недалеко от входных дверей парень попросил у меня долларовые купюры, чтобы проверить на предмет подделки. Я без проблем дал ему две сотки. Он начал крутить их и всячески разглядывать.

В этот момент резко распахнулась входная дверь — с улицы буквально влетели двое мужиков и один из них, размахивая каким-то удостоверением, начал кричать про незаконные валютные операции.

В этот момент, мой визави, со словами: «забирай свои баксы», суёт их мне обратно в руки, а сам кидается к дверям и убегает. Двое вошедших пускаются за ним вдогонку.

Я, изрядно шокированный, выхожу на улицу и начинаю осознавать некоторый абсурд произошедшего. Уже начиная всё понимать, достаю деньги из кармана и вижу две купюры по одному доллару. Чувак подменил их, когда я отвлёкся на вошедших сообщников.

Взять огромный кредит, а потом погасить его с одной зарплаты (дело было в конце 80х)

В конце 80-х выдавались беспроцентные кредиты на 5 лет на развитие крестьянских-фермерских хозяйств.

На двести тысяч тогда можно было купить 17 тракторов, построить два двухквартирных кирпичных добротных дома, купить комбикорм на год для кормления 200 голов КРС.

Одни граждане брали такой кредит, а другие об этом даже не знали, не знали даже чиновники.

Потом деньги обесценились, так как включили печатный станок, стала расти бешеными темпами инфляция. Наши накопления в банках обесценились и превратились в копейки, а кто получил такие кредиты, и хорошо их прокрутил в обороте, в различном бизнесе, выгодно вложил дело, тот баснословно стал богатеть.

Но у всех все по-разному. Некоторые разорились, некоторые распрощались с жизнью. А некоторые, попавшие в струю и возившие деньги мешками от дохода в торговом бизнесе, не знали куда их девать и что с ними делать.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Они только сейчас поняли, что надо было вкладывать в недвижимость, сейчас они поняли какие были «тупые и лохи». Сейчас они сокрушаются и сожалеют, что тогда ничего не понимала. Они не понимали, что надо обогащаться.

Нет, они сейчас живут ни с последней копейки, они сокрушаются о своих упущенных возможностях огромного прироста капитала.

Вот и судите кто умный, а кто просто удачлив и оказался в нужное время и в нужном месте. Умные, честные чиновники работали за жалкие гроши и без зарплаты, умирали в нищете и не знали открывшиеся пути и каналы в стране для обогащения.

Одна сослуживица мне говорила, что взяв в банке в то время кредит 35000 рублей на строительство жилого дома, они с мужем сильно переживали, как будут рассчитываться. А тут пошла такая инфляция, такой рост нулей к заработной плате, что кредит стало возможным погасить из месячной зарплаты.

Вы помните когда один килограмм колбасы стоил 20 000 рублей? Вот оттуда и пошло начало расслоения в обществе. Вот как делались реформы тогдашних властителей дум.

Надежда

Бешеные деньги 90х

Суровые будни 90-х годов прошлого века оставили в моей памяти не самые приятные впечатления о бизнесе.

Я как раз заканчивал Амурский государственный университет, когда СССР распался и грянул кризис. Надо ли говорить, что перед нами, выпускниками универа, встал не простой вопрос о трудоустройстве…

Промучившись несколько месяцев в тяжких думах о дальнейшей жизни, я решил попробовать себя в новой сфере, а именно стать «челнаком». Хорошо хоть во времена моей студенческой юности в АмГУ учились не только студенты из Благовещенска, но и из более отдаленных областей, поэтому у меня уже были связи в других городах, и я достаточно быстро наладил систему сбыта через знакомых. Оставалась сущая мелочь – решить вопрос с первоначальным бюджетом.

Во времена летней подработки я успел скопить приличную сумму, поэтому достаточно быстро махнул через реку Амур в Хэйхэ, закупаться товарами. Остановив свой выбор на покупке женской одежды, я закупил приличную партию, которую, по возвращении домой, быстро распродал среди знакомых, занимающихся розничной продажей.

Дела быстро шли в гору и буквально за пару лет я смог позволить себе практически все. Жена во мне души не чаяла, ведь мы никогда себе ни в чем не отказывали. Однако, когда она рассказала мне о том, что ждет ребенка – все пошло под откос.

Летом 1995 года я, как обычно, закупился товарами в Китае и начал их сбывать через знакомых. Но сначала один, а за ним и другие стремительно разорялись из-за активных действий рэкетиров. Запросы бандитов росли каждый день, а товарами из Китая становилось все сложнее удивить потребителя. Невыкупленная партия еще лежала мертвым грузом, когда я решился на новую поездку в Хэйхэ за другими товарами, ставшую для меня на многие годы последней…

По возвращении домой меня ждала заплаканная жена и целая банда на кухне, терпеливо дожидавшихся меня из поездки. На кулаках разъяснив мне, что я должен отдать все имеющиеся у меня товары им, моя семья осталась буквально ни с чем, ведь последние сбережения я вложил в новую партию.

Мои попытки воззвать к справедливости ни к чему не привели, поскольку бандитов явно крышевал кто-то в верхушке администрации. Мало того, что моя семья осталась без средств к существованию, так еще меня же обвинили в ряде экономических преступлений (был такой грешок, каюсь). Жена ушла вместе с ребенком, а я остался на обочине жизни.

Долгие годы судимость не позволяла мне устроиться на нормальную работу, поэтому до 2001 года я перебивался случайными заработками. Потом была торговля на строительном рынке, свой контейнер.

Сейчас у меня небольшой бизнес — хозяйственный/строительный магазин. Кредитов нет, есть денежный запас — кризисы 90х нас кое-чему научили.

Не зря говорят, чем стремительнее взлет, тем больнее падение.

Интересно: музыка 90х — время новых имён и классных песен.

Как выживали на селе в 90х и делали бизнес

Так уж сложилось в моей жизни, — пик деловой активности пришелся на девяностые годы. До той поры государство не особо позволяло обостриться деловым качествам народонаселения, а после возраст многих камнем тянул к более размеренному существованию.

В начале девяностых, государство, в бессилии, махнуло рукой на народишко, дав отмашку на самостоятельное выживание. Делать было нечего и мы с женой выделились из умирающего совхоза в фермерское хозяйство.
Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

В 90е было трудно всем, совсем уж тяжко пришлось жителям сельской местности.

Профиль был выбран нами беспроигрышный. Народ всегда испытывает потребность в хотя бы какой-нибудь сытости, и занялись мы выращиванием картофеля — продукта самого популярного во все времена.

Совхоз выделил, по паям, восемь гектаров пахотной земли, и двадцать четыре гектара сенокосных угодий. По имуществу нам досталось половина коровы, это «сокровище» мы взяли мясом и продали, увезя на базар недалеко расположенного небольшого городка.

Денег хватило аккурат на оформление краткосрочного кредита под двести тринадцать процентов, который помог взять долгосрочный кредит под те-же проценты, часть, которого, ушла на погашение краткосрочного «ярма». На оставшиеся деньги купили колесный трактор и плуг к нему, не копать-же восемь гектар лопатой.

Надо сказать большое спасибо государству, что давало деньги на развитие, прекрасно понимая, что возврата не будет. Нам несколько раз отсрочили выплаты по тому кабальному кредиту, потом окончательно списали, но тело кредита мы все-равно выплатили.

Так, относительно безбедно — по отношению к совхозному крепостному, семья жила до конца девяностых. В нулевых страна начала подниматься с колен, рынок начал заполняться, и мелким хозяйствам стало очень сложно конкурировать с крупными. Мы занялись другим бизнесом, кардинально изменив структуру хозяйства, вплоть до переезда в другой регион.

Цель: достать денег за 2 дня

В 90х учился я в институте. Всё было хорошо, пока я не влюбился в однокурсницу.

Что влюбился, это хорошо, и мне очень приятно вспоминать то время, когда я мог решаться на поступки не задумываясь о последствиях.

Так вот, время летело, учёба стояла, и нам было весело проводить время вместе. Но как обычно, момент сдачи сессии наступил незаметно и внезапно.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Понятно, что никто ничего не учил, да и денег, чтоб решить проблему сдачи экзаменов, не было.

В общем, решили мы эту проблему просто и за два дня. Если раньше все, кто хотели сдавать зачеты и экзамены за деньги, — решали свои вопросы через методистов или напрямую, то теперь большинство этих студентов мы перетянули на себя.

Как?

Под предлогом совместного отдыха после сессии организовали собрание, где мною было выдвинуто предложение о выборе старосты, и как вариант, — выбрать Полину, с которой встречался. Естественно, люди не жаждут ответственности, возражений не было.

Деньги и так брали все, время 90-х не предполагало долгих раздумий на тему быстрого заработка, мне согласилась помочь со сдачей экзаменов одна приятная женщина из деканата.

Когда в очередной раз собралась под кабинетами большая часть студентов, то я заговорил о возможности быстро и «недорого» сдать зачёты через старосту, у которой есть связи в деканате.

Так мы и собрали крупную сумму, её хватило нам и на все экзамены и на продолжение весёлого времени, которое мы до сих пор вспоминаем и о котором расскажу как-нибудь в следующий раз.

Я торговал на рынке в 90е вместе с тёщей

В тяжелые девяностые годы у нас неоднократно случались денежные затруднения – зарплата выплачивалась талонами и живых денег мы практически не видели. Тогда все занимались челночной торговлей, в частности и моя теща, которая на своей машине возила товар из большого города, чтобы продать его у нас подороже.

Истории из лихих 90-х: криминал, братки, челноки, Бешеные деньги девяностых

Торговать или работать: 90е давали однозначный ответ. Хорошо, что времена поменялись.

Эта процедура многократно окупалась и позволяла выживать в те трудные годы. Когда я пожаловался на нехватку денег, она дала мне не сумму, а товар. Я сам должен был его продать, чтобы заработать. Наверное, она хотела этим приучить меня к торговле, чтобы я бросил бесполезную работу и начал тоже возить и продавать товар.

Выданный мне тещей товар я стал продавать на небольшом рынке в центре города. Самое интересное, что расходился он влет, и я начал давать большие накрутки. Товар приносил до двухсот процентов прибыли, что меня крайне удивило. Такая накрутка казалась мне нереальной, но это было.

Когда я распродал весь товар, я вернул деньги, потраченные на покупку товара, теще я ничего не был должен и остался в барышах. Заработанные деньги, правда я не вложил в новый товар, а потратил. Когда, без денег я опять подошел к матери моей жены, та снова выдала мне товар, но с предупреждением, что делает это в последний раз и я должен буду на выручку не только транжирить, но и закупить новую партию товара.

Так, некоторое время я и торговал, возил товар на своем стареньком автомобиле, пока коммерсанты, уже тогда начинавшие свое восхождение по финансовой лестнице не начали возить подобный товар в город фурами. Тут мой бизнес снова прекратился. Деньги снова закончились, и я снова пошел к теще.

Та объяснила мне, что еще не все возят большими партиями. Стоит просто поехать на рынок в большой город и посмотреть, что там продают и чего нет у нас. Так мы и сделали – круговорот нашей торговли вновь завертелся.

Бензин, машина, Украина

На Украине в 1990 году практически отсутствовал бензин, и люди заправляли свои автомобили за огромные деньги у барыг и спекулянтов.

Мне с друзьями и не знакомым водителем УАЗика с будкой выдалась коммерческая поездка в Крым. Нужно отметить, что упомянутый водитель в белой рубашке и галстуке.

Подъезжаем к Мелитополю, стрелка топлива на нуле, красная лампочка горит и даже не моргает, едем вдоль двухкилометровой очереди на заправку. Надежды заправиться на нуле, а шансы мизерные.

Вдруг смотрю, на заправке сливается бензовоз. Подошел к водителю с просьбой налить бензина, а тот как-то сразу согласился, назвал довольно высокую цену и сказал ехать за ним.

Едем в противоположную сторону от Крыма и знаками показываем едущему на встречу УАЗику, что мы поехали заправляться.

Водитель бензовоза заворачивает в посадку, пропускает нас и мы останавливаемся уткнувшись в пшеничное поле, а он своей машиной блокирует нам выезд. Мы сразу растерялись, а он комментирует – чтоб не «смылись». Набираем бензин из отстойника, и первую канистру уже наливаем себе в бак.

Подъезжает наш УАЗик, выходит водитель в белой рубашке и галстуке и задает бензовозу вопрос. Что здесь происходит?

  • Бензовоз – не твое дело, отвали.
  • УАЗик – достает из кармана удостоверение – Вас беспокоит ОБХСС, знаете такую организацию?
  • Бензовоз – трясущимися губами – да просто решил пацанам помочь.
  • УАЗик – а разбогател тоже на помощи нуждающимся? Чувствую мы с тобой разберемся по крупному.
  • Бензовоз – извините, может вам бензин нужен, я могу помочь.
  • УАЗик – немного повыпендривался – ну ладно две канистры в бак и две в будку.
  • Бензовоз – быстро заправляет УАЗика, ставит канистры в будку и тот уезжает. Бензовоз – фух, чуть не попал.

Мы – «не поняли, а где наши канистры?» Бензовоз – газанул и про деньги забыл.

Выживали своим огородом

Про 93 год, запомнилось, потому что брат родился в этом году (г. Балта, Одесская обл.). Папа работал главным инженером на сельскохозяйственном предприятии, а в сезон собирал пшеницу и свеклу сахарную. Мама была в декрете с братом новорожденным, доход был только зарплата папы, которую перестали платить деньгами и давали в «натуральном» виде, то есть он год работал без заработной платы, а в конце сезона (после уборки) ему давали зерно и сахар. Давали его не так много, родители зерном кормили хозяйство, которым мы питались, а сахар продавали, что были деньги.

Помню, как сейчас, брат маленький, ему там надо что то купить, папа берет 2 мешка сахара и мы с ним вдвоем едим на рынок продавать его, если продали тогда покупаем, то что нужно было, бывало такое, что ездили по несколько раз, что бы продать пару мешков.

Денег было тогда у всех не много, но никто не голодал, так как все имели огород и подсобное хозяйство, у родителей всегда было по 10 свинок, которых резали, а когда совсем туго с деньгами — то задавали живым весом. Так и выживали.

Налёт рекетиров

Валерия Александрова: в 1992 году в Кировограде один друг нашей семьи основал свой бизнес про продаже автозапчастей. Дела пошли очень хорошо, но вскоре ему стали угрожать. Он никогда не распространялся ни об этих людях, ни о их цели. Но мы догадывались, что он он сам ввязался во что-то незаконное, иначе его доход объяснить было нельзя.

Однажды рано утром дверь его частного дома вышибли пятеро неизвестных в масках. Они искали деньги. Но сразу информацию получить не удалось. Тогда они привязали к стульям супругов и стали их пытать. Сначала перерезали у них на глазах горло кошке. Потом избивали.

Хозяин все не желал говорить, и бандиты ужесточили меры. Они начали подносить руки жертв к открытому огню, тушить об их тела сигареты. Но, как нам позже рассказывали друзья, самое страшное ждало впереди. С каждого пальца их обожженных рук негодяи живьем вырывали ногти. Свои деньги они все-таки получили и скрылись.

Хозяин заявлять в милицию не стал. Жена его до сих пор периодически проходит лечение в психиатрической больнице.

Ширпотреб на рынке

Елена Мазур: сразу же после развала Союза, прилавки магазинов опустели. Невозможно было нормально ни одеться, ни покушать, ни приобрести средства личной гигиены. Зато массово забирали отложенное со своих сберегательных книжек. Вроде денег много, а нечего на них купить. Мы с мужем решили приодеть наших дорогих киевлян. Вот так стартовал наш коммерческий проект под названием «Качественные джинсы-варёнки и свитера из Турции». В девяностых ещё предпринимательства официального не было. Просто платили «местовое» на рынке и продавали. Торговали на местной «Бессарабке» в Киеве, это были 1992-93 года.

Товар приобретали на громадном турецком опте, что находился в Хмельницком. Привозили в Киев, «наваривали» буквально 200-300 процентов на каждой вещи. Очень было выгодно, так как налогообложения жёсткого не существовало, а людям надо было одеваться. Да и весь турецкий товар был отличного качества, сейчас такого точно нет. Единственное, что напрягало — это постоянные рекетиры, будто-бы нас «крышевавшие». Вот они могли содрать много денег. Вообще осталось много приятных моментов от благодарных покупателей. Сейчас у нас уже личный магазин, но такого азарта, как в 90-ые точно нет!

Общага и цыгане

Вера Савина: в 90-х сразу после училища студентам из пригорода найти жильё было сложно. Поэтому первое время после окончания учёбы я жила в общежитии в Харькове. Туда обычно заселяли работников государственных предприятий. Находчивые люди, стоит сказать, после распада Союза сразу приватизировали недвижимость и продавали, чтобы улучшить жилищные условия. Так позже сделала и я. В разное время в моей комнате жило двое, трое, а то и четверо девушек.

В 1996 году это были Люда и Зоя. Люда всё время попадала в какие-то нелепые ситуации, аварии, ставала причиной драк. Зоя же была из нас троих спокойней всего. И благодаря своему мягкому и покладистому характеру она быстрее всех и была удостоена предложения руки и сердца.

Люда с Зоей крепко сдружились, потому что вторая устроилась на работу в столовую предприятия, где работала первая. Я же всегда легко сходилась с разными людьми, была душой любой компании. На рынок мы тоже чаще всего ходили втроём, потому что там сильно промышляли воришки, цыгане. Как-то, когда Людка с очередным ухажером слетела в кювет на мотоцикле и лежала в больнице, а я была у сестры в Киеве, Зоя направлялась к Люде в больницу. Перед этим на рынке решила купить гостинцев.

Цыгане были страшной напастью, «работали» там издавна. Их милиция уже и не трогала. Старуха подошла к Зойке и сказала что-то про жениха и обещала всё уладить, а после подружка помнила только то, чему свидетельницей была я: мы сидели у Зоиного будущего мужа на следующий день, когда я уже вернулась, и приводили её в себя. Обобрали до ниточки. Больше того, так как дома никого не было, что стоило хоть каких-то денег, из комнаты вынесли. Не оставили даже более-менее нормальной посуды. Но закончилось всё хорошо. Вещи не вернули, но Зоя вышла замуж, Люда, когда её выписали из больницы, была удивлена опустелой комнате, но всё поняла.

В скором времени мы остались жить с ней вдвоём, а после и она уехала – в Москву. И были уже другие девочки и другие истории.

Пост из рубрики Блоги и Мнения, содержит субъективную точку зрения автора: как поделиться своим мнением

Автор поста:
Специалист по интернет маркетингу и инвестициям.
Оставить комментарий


Adblock
detector