Грехи молодости или чем платить за измены

Иван Николаевич — человек добрый, соседи его уважают. Лампочка ли в подъезде перегорит, шланг поливной порвётся, деньги ли собирают на благоустройство — тут он первый!

Ходит Иван Николаевич медленно и с палкой: тромбы — дело нешуточное, в любой момент можно в дамки скакнуть. Это он сам так шутит, когда рассуждает о несладкой стариковской доле. Говорит с охотой, рассказывает о бурной молодости.

Слушать его интересно. Одних жён шесть штук сменил, шутка ли? Да и не жёнам уделял внимание, как без того… Как-то раз на работе написал равнодушной секретарше: «О дева юная, ужель…» Дальше шло про бездну очарования и муку страсти, жажду слиться в лобзании и прочую любовную чушь.

Утром в офис заявилась жена директора, именем Юнона, обликом же совсем не богиня. Ухоженная, как теперь говорят, и только. Обнаружив листок, приняла домогательства на свой счёт. Воодушевилась!

Пожав плечами, неугомонный Ваня согласился. Директор же измены не простил. В результате вместо относительно свежей секретарши записной любовник получил унылые отношения с немолодой дамой, несколько зуботычин и увольнение по статье.

«Это всё мелочи!» — хорохорится Иван Николаевич. Чтоб перезагрузить жизнь по полной программе, он предложил руку и сердце продавщице в хлебном отделе. Жена, на тот момент третья, собрала вещи и отправилась восвояси, к маме.

Новая супруга устроила мужа экспедитором, прописалась в его квартире и принялась решать демографические проблемы. К моменту развода у неё подрастало двое славных Ивановичей. Всплыла связь Ивана Николаевича с женским персоналом торга и скандальная, ушедшая на подарки да рестораны, растрата.

Ваня загремел под суд, получил условный срок с денежным начётом. Жена пожелала ему начать жизнь заново и выдворила из квартиры.

«Сладостные грехи молодости!» — снова улыбается Иван Николаевич. Дети? Поздравляют с Новым годом. С внуками виделся по скайпу, вживую ни разу. Одному хорошо! Особенно в старости, когда ты противный и дурной.

Поболтав ещё немного, Иван Николаевич поднимается к себе. Съёмная малосемейка, крохотная как вагонное купе, ждёт своего арендатора.

Дома Иван Николаевич вынимает из кармана пузырёк с крохотными таблеточками и ставит его на табуретку у дивана, рядом с поллитровым чайничком из крашеной жести. Если проглотить таблеточки одним махом и запить глотком воды, будешь мучиться, но уже не встанешь.

Пост из рубрики Истории читателей, может содержать субъективную точку зрения автора: как поделиться своим случаем.

Оставить комментарий


Adblock
detector